Портреты Хогвартса могут разговаривать и переходить из портрета в портрет. Они ведут себя также как и люди, которые на них изображены. Однако, уровень, на котором они могут общаться со зрителями, зависит не от мастерства художника, а от могущества волшебницы или волшебника, изображенных на портрете.

Когда пишут волшебный портрет, художник (волшебница или волшебник) естественно используют заклинания, которые позволят портрету двигаться. Портрет сможет использовать некоторые любимые фразы человека на портрете и имитировать его обычную манеру поведения. Таким образом, портрет Сэра Кадогана постоянно вызывает людей на бой, падает с лошади и ведет себя достаточно неуравновешенно, потому что именно таким показался Сэр Кадоган бедному волшебнику, которому пришлось его писать, в то время как Полная Дама продолжает баловать себя едой и напитками.

Однако, ни один из этих портретов не сможет вести особенно серьезную беседу об их жизни: они плоские в прямом и переносном смысле. Они являются всего лишь изображением людей: таким, каким их увидел художник.

Некоторые волшебные портреты способны взаимодействовать с живым миром в гораздо большей степени. Традиционно, портрет директора или директрисы пишут перед смертью. Когда работа над портретом окончена, директор или директриса, о которых идет речь, хранит портрет под замком, часто навещая его (если они того хотят), чтобы научить его вести себя точно также, как они, и поделиться с ним всякого рода полезными воспоминаниями и знаниями, в которые потом можно на протяжении веков посвящать своих приемников на посту директора или директрисы школы.

Глубина знаний и проницательности которые содержатся в портретах некоторых директоров и директрис неизвестна никому кроме тех, кто занимают эту должность и некоторых студентов, которые осознали, на протяжении веков, что видимая сонливость портретов необязательно подлинная.
Впервые на сайте? Зарегистрируйтесь!

Добро пожаловать!